четверг, 22 августа 2013 г.

10 самых экстравагантных плодов словотворчества Маяковского

Творения мастера всегда отличались 
своеобразием и новаторским подходом. 
Например, Маяковский зачастую пренебрегал
стихотворным размером, делая упор на яркую 
и сильную рифму. Ну и конечно, выразительности 
его строкам всегда придавали авторские неологизмы. 
"Голоштанный" - такую характеристику наряду с "голодным"
 получил в поэме "Владимир Ильич Ленин" народ, которому
 предстояло сделать выбор между Советами и буржуем.
За "Дрыгоножество" получает дом фаворитка Николая II
 балерина Кшесинская  в той же поэме о вожде мирового 
пролетариата.
"Сердцелюдый" - так называет поэт подобие человека, 
говоря о возможных жителях Красной планеты в другой поэме 
"Про это" ("Если Марс, и на нём хоть один сердцелюдый, то и 
он сейчас скрипит про то ж").
"Испавлиниться" в каждом окошке должны были цветы в
 строках трагедии "Владимир Маяковский".
"Молоткастым" и "серпастым" паспортом, извлечённым
 из широких штанин, гордился на зависть миру поэт в знаменитых 
стихах об этом документе.
Эпитет "задолицая" применил Маяковский в "Ленине": "Вокруг, 
с лицом, что равно годится быть и лицом и ягодицей, 
задолицая полиция".
"Мясомясой" и "быкомордой" оравой называл поэт толпу
 в ранних стихотворениях. 
Венец всего - "верблюдокорабледраконьи" эскадры
 в "Пятом Интернационале".

Конечно, этот список можно было бы расширить до нескольких 
десятков или сотен потрясающих лексических единиц, благо 
что литературное наследие ВВ огромно и поражает своим
 разнообразием любого читателя.